Просветление — грязная работа

Просветление - грязная работа

Есть чувства, причиняющие боль. Что такое – боль? Это – сигнал о том, что тело или душа (обычно и то, и другое, вопрос лишь в том, что заболит первым) – начинает разрушаться. Одна из обычных человеческих стратегий в таком случае – притупить чувствительность. «Отвлечься», заглушить чувства алкоголем или чем-то еще. Заморозить их.
То есть разрушение происходит, а сигнала о нем – нет. Человек теряет силу, время, здоровье, жизнь…

Часто эта боль поднимается, например – вдруг начинает чувствоваться и осознается во время нашей массажной практики, или о ней однажды заявляет тело через болезни.

Или человек в какой то момент просто замечает, что жизни нет, радости нет, смысла нет, ничего нет… Он делает попытку изменить судьбу и… встречается со своей болью.

Надо ли ее бояться? Нет. С нею, как с живой реакцией тела и психики, можно и нужно работать. Реагировать на нее. Нет, я не про мазохизм, как раз наоборот. Мазохистами становятся те, кто узнал, что именно боль стоит между их живыми чувствами и их обычным способом жить, и начал стремиться к боли, чтобы попасть в чувства. Но это – далеко не лучший путь, а скорее – иллюзия, мираж.

Не нужно стремиться к боли, вполне достаточно просто ее не бояться и быть честным.

Любая эмоция, живое чувство – это энергия…
Как нефть. И можно ее очистить. Сделать нейтральной. Осознанно. Чтобы потом – распоряжаться этой силой по своему выбору.

Была у меня в жизни когда-то ситуация… Мой парень изменил мне с моей близкой подругой. В тот момент я ушла с работы, была в поиске себя, в кризисе и без денег, и эти двое были моей опорой в жизни (как мне казалось). Мне было больно. И обидно. Я была очень зла.

И тогда я села, одна, и стала работать со своими чувствами. Осознавать их.

Для начала я решила их различить. Назвать. Что именно меня так злит?
В каждой ранящей нас ситуации есть несколько аспектов, которые нам особенно неприятны.

Например, та моя подруга утверждала, что она просто хотела мне показать, на какого недостойного человека я, такая талантливая и прекрасная, трачу свое драгоценное время. Она была почти горда собой. А мне – противна. Но просто чувствовать боль и отвращение — значит застрять в них. Нужна осознанность. Мне было важно, назвать, что меня в этом заявлении отвращало больше всего. И я поняла, что для меня это – о тех, кто решает за меня, что мне нужно, а что нет. И агрессивно, из какого-то ложного превосходства навязывает мне. Не спросив, что выбираю я.

Дальше я стала вспоминать, в каких ситуациях моей жизни я уже встречалась с таким поведением? Кто вел себя так со мной? Таких людей оказалось немало… С очень раннего моего детства. А к кому я относилась так же? Ко многим. И вот от этого было особенно противно. Ведь в тот момент я была и с другой стороны, в чувствах пострадавших от моей глупости и самоуверенности людей. Я их слышала. И стыдилась своего поведения.

Я писала и жгла свои записи, рисовала, двигалась.
Я проживала все эти воспоминания, и приняла для себя решение больше не позволять другим так вести себя со мной, и себе – так относиться к людям.

Потом я нашла, назвала и вспомнила в своем прошлом и другие составляющие моей злости и боли. И так же точно – проживала их «близнецов» в моем прошлом.
Ничто не случайно. В те дни мне это было прозрачно, как родниковая вода. Хоть и неприятно. Но освежает.

Я была в своем одиночном ритрите несколько дней. Целых несколько дней, или всего несколько дней – это как посмотреть. К концу этой работы я уже не чувствовала никакой злости на моих когда-то близких людей. И самой близости не чувствовала. Как и боли.

И стыда за свое прошлое уже не переживала – я знала, что этот урок изменил меня, и я действительно приняла важные решения в своей душе.

Теперь, спустя годы, я могу сказать, что так и было. Ну – отчасти. В чем-то я, конечно, потом все же теряла ясность видения. И возвращала его себе – так же, через работу. Но тогда, в моменте, – я просто чувствовала свою силу. Свою ответственность за собственную жизнь. Себя.

Когда я закончила практику, мне захотелось немного позагорать и искупаться. Было лето, но с утра в Москве лили дожди. Я взяла купальник, вышла и поймала такси до водохранилища. «Вы живете за городом?» – спросил таксист. «Нет, просто решила немного позагорать и искупаться». Тем временем машина ехала, рассекая лужи, через стену дождя. Больше таксист ничего не спрашивал, видимо решив не связываться с сумасшедшей. Мы приехали в Рублево. В момент, когда я вышла из машины, дождь прекратился, облака разошлись и засияло солнце. Я позагорала пару часов, как и собиралась, одна на пляже. Искупалась в свежей воде. А потом, удовлетворенная, снова поймала машину домой. В момент, когда я в нее села, снова начался дождь. «Жаль, что ты не попросила его подождать. Представляешь, какое у него бы было просветление?» — смеялась моя кума, которой я рассказала вечером историю.

А я ни капли не удивилась. У меня и мысли не было, что могло быть как-то иначе.

Боль – это сигнал, что надо начать лечение. И его нужно начать. Непременно. Выделить время, научиться – как лечить себя, и направить внимание на то, что болит.

Злость – просто энергия. Нейтральная, если так к ней отнестись. Только когда мы чувствуем себя жертвой, когда мы отдаем ответственность за свою жизнь кому-то другому, мы становимся слабыми. Только тогда. Потому что мы отдаем свою силу тому, кого считаем виноватым. Вернее даже не ему, а его призраку – в нашем внутреннем бреду.

Мы действительно можем так не поступать.
Если согласимся увидеть себя самих – такими, какие мы есть. Без прикрас. Увидеть в себе то, что нам неприятно. И измениться.

Это неприятно. До тошноты.
Но позволяет остаться сильным и живым. Сохранить способность чувствовать. Целостность.
И идти дальше. В новый опыт. С удовольствием от жизни.

Вряд ли кому то удастся очистить все свои чувства раз и навсегда.

«Просветление – грязная работа», – сказала я как-то друзьям.

Так и есть. И регулярная к тому же. Но она того стоит.

источник — Олеся Бондарева, мастер хилинг-массажа.

Просветление — грязная работа обновлено: Июль 21, 2017 автором: Alina
112 queries in 0,587 seconds.